Прекрасная роботесса (kibernetika) wrote,
Прекрасная роботесса
kibernetika

Спасибо деду за Андромеду




Мой знакомый, Леша Штейн, по происхождению совсем даже не еврей, как многие считают, а немец. Как это и бывает в подобных случаях, его отец – этнический немец, мама на половину белоруска, на половину украинка, а Леша – русский. Выглядит тоже примечательно: бледная кожа, усыпанная веснушками, палевые волосы и печальные серые глаза.


– Штейн? – переспрашивает у меня в антракте девушка Соня, с которой мы познакомились в театре, – Какие рыжие волосы, настоящий левит! – и расплывается от восторга, – А вы правда с ним только друзья?


Мы с Лешей  давно знакомы, друг от друга ожидать нечего, но иногда болтаем и ходим куда-то вместе, по старой привычке. Леша возвращается из буфета. Он принес мне и Соне кофе и пирожные. Себе ничего не взял, говорит, что не хочет. Он улыбается и молчит, поглядывая на Соню. Я не рассказываю ей о том, что делали прадедушки Леши с этими самыми левитами, к которым она его ошибочно причислила.


К чему ей знать, что красивый молодой парень, который сегодня хохочет над шутками про Тевье Молочника и пародирует их акцент, совсем не еврей? Другое дело, если она задаст мне прямой вопрос. Но она его никогда не задаст, ведь она не сомневается, что он еврей, вот в чем дело! Она уверена, что он ничего не ест и не пьет, потому что соблюдает кашрут. Все банально до невозможного: у него не осталось денег, но он хочет угостить и меня, и Соню, потому и отдал нам эклеры.


Наверное, когда-нибудь она услышит историю, которую он рассказывал мне пару раз. До сих пор не пойму, что здесь правда, а что вымысел, но после пары больших кружек пива звучала она примерно так:


«Деда в армию забрали в шестнадцать лет. Отправили прямиком в Сталинград. В самую мясорубку. Тот поезд обстреляли. Паника началась, все разбежались, молодые же совсем, ни опыта, ни навыка. Потом он попал в шестую дивизию СС. Ту самую, которую потом кинули, и она закончила свое существование. Вот он с остатками этой армии и сдался в плен добровольно, чтоб не умереть с голоду и не замерзнуть.


Почти всех расстреляли русские. А тут стоит он, губы трясутся и от страха, и от холода. Вояка: рыжий, худющий, весь в конопушках, форма мятая и грязная, бормочет себе что-то под нос по-немецки. Рука не поднялась порешить такого мальчишку.


Бабка моя – тоже немка, но хорошего происхождения. Ее дальние предки еще до революции работали гувернерами у великой княгини, да так и прижились в России. Родилась в Питере. В войну же все немцы получили статус врагов народа и считались шпионами, вот и согнали их в Сибирь, на Урал. А когда их освободили, они жили в Саратове, но потом уехали от греха подальше в Среднюю Азию. С моим дедом она познакомилась в лагере для пленных. Говорил по-русски он едва-едва, что смешило каждого, кто слышал. Рыжий солдатик в потрепанной эсэсовской форме, голодный и грязный, с дыркой в сапоге!


Прожили, как говорится, душа в душу. Она была на несколько лет старше. После всех лагерей и ссылок были у нее и проблемы со здоровьем. До последних дней дед, живший в Киргизии, очень плохо говорил по-русски и с ней общался исключительно по-немецки. А умер через две недели после нее. Запил от горя по-черному».


Соня оставила номер телефона и мне, и Леше. С ним она уже виделась, а мне несколько раз позвонила. Мы говорили о учебе, книгах, вязании и вышивании, о ее родных и погоде. Ближе к концу, после неловкой паузы, она все же решилась сказать, зачем звонила на самом деле. Леша ей очень понравился, но его тревожить пока не будет, потому что «наверное, он очень занят в Песах, и неловко его побеспокоить».


Это посвящение в тайну чувств двух совершенно разных и неподходящих друг другу людей заставило меня почувствовать себя неуютно. Что же произойдет дальше? Примерно неделю я мучаюсь, ходя из угла в угол, думая, говорить ли ей о том, что он немец, или нет. Во мне борются два начала. Леша написал, что строго настрого запрещает «лезть не в свое дело и портить ему жизнь». Наконец, я принимаю решение и пишу ей. Затем ему. Дрожащими руками кладу телефон, повернув экраном вниз. Кто-то мгновенно ответил. Переворачиваю, чтобы прочесть сообщение. Это ругает меня, на чем свет стоит, Леша.

Полночи я не сплю. Я слышу, как в кране капает и перетекает вода, как наверху кто-то кашляет, а внизу скрипят половицы. Я думаю о том, что мне вообще не следует никого ни о чем предупреждать. Жизнь начинается заново после звонка. Соня объясняет, что телефон разрядился, и не могла «сразу поблагодарить за такую приятную новость».
Оказывается, она довольна. Но почему?

– Во-первых, – рассказывает она, тараторя от возбуждения, – я ничего не смыслю в религии и никогда не возьмусь учить язык, в котором даже гласных не пишут, а немецкая культура – это же просто прелесть, в школе и в институте я как раз учила немецкий и у меня были только пятерки. – А во-вторых, – добавляет она почти шепотом, – мне очень нравятся немцы. Я пересмотрела все исторические фильмы. Только ты не вздумай ему рассказать!
Tags: история, иудаизм, любовь, национализм, психология
Subscribe

Posts from This Journal “история” Tag

promo kibernetika may 12, 00:57
Buy for 10 tokens
Независимо от того, как выглядит женщина, если она одевается как Белла Хадид или Ким Кардашьян где-то помимо модного показа или сцены, она подвергается критике и порицанию, потому что откровенная сексуальность в наши дни считается пошлой и вульгарной. Но было ли так всегда? На фото: Что…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments