Прекрасная роботесса (kibernetika) wrote,
Прекрасная роботесса
kibernetika

Эмиграция как инвалидность. Потерявшие Россию


Вы задумывались над тем, почему поэты, как никто другой, близки к человеческой трагедии и любят писать о разных чудаках и необычных людях? А среди образов пишущих людей, которые покинули Россию навсегда, часто прослеживается определённая тенденция.




Ходасевич вообще напичкал этими странноватыми, подчас жуткими образами, множество своих произведений и пытался постичь суть и душу людей особенных, отличающихся от нас. В стихотворении «Слепой», главный герой «осторожно ставит ногу и бормочет сам с собой».


«Палкой щупая дорогу,
Бродит наугад слепой,
Осторожно ставит ногу
И бормочет сам с собой.
А на бельмах у слепого
Целый мир отображен:
Дом, лужок, забор, корова,
Клочья неба голубого —
Все, чего не видит он».


В знаменитой «Балладе» нам становится совершенно очевидно, что «безрукого» поэт ставит выше себя, и считает святым, не зная его сущности, не общаясь, а лишь потому, что тот — инвалид:


«...За что свой незаметный век
Влачит в неравенстве таком
Беззлобный, смирный человек
С опустошенным рукавом?
Мне хочется сойти с ума,
Когда с беременной женой
Безрукий прочь из синема
Идет по улице домой…»

В «Дачном» мир также кишит странными образами, смотрите сами:


«Уродики, уродища, уроды
Весь день озерные мутили воды.
Теперь над озером ненастье, мрак,
В траве — лягушачий зеленый квак…»


Весь мир «Европейской ночи» наполнен мраком и безысходностью, а поэт, похоже, переносит свой собственный внутренний разлад и метафорическую ущербность на своих героев, связывая их в одно целое. Критики утверждают, что ответ содержится в письме Ходасевича его близкому другу, Михаилу Гершензону:


«Я здесь <в эмиграции> не равен себе, а я здесь минус что-то, оставленное в России, при том болящее и зудящее, как отрезанная нога, которую чувствую нестерпимо отчетливо, а возместить не могу ничем. И в той или иной степени, с разными изменениями, это есть или будет у всех. И у Вас. Я купил себе очень хорошую пробковую ногу <...> танцую на ней так что как будто и незаметно, — а знаю, что на своей я бы танцевал иначе, может быть, даже хуже, но по-своему, как мне полагается при моем сложении, а не при пробковом. <...> Пока что — жутко».


Что это означает? Как сказала одна пожилая русская эмигрантка в Париже «Нас учили любить Россию любой». И человек, для которого всегда был и будет главенствующим языком русский, не сможет чувствовать себя до конца полноценным, раз и навсегда покинув её. В этой очень тяжёлой, болезненной метафоре, он напрямую называет себя инвалидом.


А вот уже наш современник, Бахыт Кенжеев, уехавший в Канаду:


«Говори — словно боль заговаривай,
бормочи без оглядки, терпи.
Индевеет закатное зарево,
и юродивый спит на цепи.
Было солоно, ветрено, молодо.
За рекою казенный завод
крепким запахом хмеля и солода
красноглазую мглу обдает
до сих пор — но ячмень перемелется,
хмель увянет, послушай меня.
Спит святой человек, не шевелится,
несуразные страсти бубня…»


Также, как и у Ходасевича, инвалидность у поэта приравнивается к  «несению креста», «юродивый» — святой человек, мученник. Если вы пролистаете довольно увесистый томик, вы обратите внимание на ту же атмосферу сумрака. Из месяцев чаще всего упоминается февраль «в вольфрамовой короне» и ноябрь. В стихах Кенжеева почти всегда идёт снег и очень холодно:


«…Царь хромой в изгнании. Беглый раб,
утолявший жажду из тайных рек,
на какой ночевке ты так озяб,
уязвленный, сумрачный человек?»


А вот снова появляется инвалид:


«Не горюй, если сердце болит!
Вон в коляске слепой инвалид –
Если б был он без рук и без ног,
Далеко бы уехать не смог.
Но имея коляску и пса,
Не снимает руки с колеса,
И хорошие разные сны
Наблюдает заместо весны.
Умирает один и другой.
Человек без ноги и с ногой.
Но подумаю это едва –
Распухает моя голова…»


Как мы помним, даже Бродский, перейдя на английский, утратил свой блеск, несмотря на то, что премию он получил именно за английские стихи. Полагаю, что Бахыт Кенжеев многократно использует тему «языка, ставшего громоздким камнем», имея в виду именно невозможность слияния с культурой чужой страны и утерянную возможность вернуться назад:


«Так я скажу и молча, босой, пройду
неплодородной, облачною страной,
чтобы вменить в вину своему труду
ставший громоздким камнем язык родной.
С улицы инвалид ухом к стеклу приник.
Всякому горлу больно, всякий слезится глаз,
если ветшает век, и его родник
пересыхает, не утешая нас…»

Вот как он говорит о своём состоянии в одном из стихотворений:


«Ну и что с того, что дышать отвык,
Что чужим останусь в родной стране?
Посмотри, как корчится черновик,
Полыхая в чёрном, в ночном огне…»


То есть, это всегда утратившие родину, «Я без России». Сложно ли тем, кто уехал? Человек «дышать отвык»! А представляете, что чувствуют не эмигранты, а репатрианты, которые чужие и там, и здесь?


Hgl2e2Pnsk8.jpg



Tags: история, литература, психология, рецензия, социология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo kibernetika май 12, 00:57
Buy for 10 tokens
Независимо от того, как выглядит женщина, если она одевается как Белла Хадид или Ким Кардашьян где-то помимо модного показа или сцены, она подвергается критике и порицанию, потому что откровенная сексуальность в наши дни считается пошлой и вульгарной. Но было ли так всегда? На фото: Что…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments

Bestchessplace

January 27 2016, 07:28:34 UTC 1 year ago Edited:  January 27 2016, 07:30:04 UTC

  • New comment
Личность эмигрирующего и его причины надо смотреть. Кто-то совершенно не тоскует, и не жалеет. Ему вообще все равно каких людей и где любить :-) Кому быть полезным. И кто-то нигде не считает себя мусором, ненужным недоразумением. Кто-то по этой причине НЕ уезжает, а скажем при наличии конкретного интереса к местности, к условиям или просто тяга к перемене мест, типа развитие такое личное, испытание и преодоление.

Но кого-то несет и несет по жизни.... вечный поиск и вечные метания. Врача любят и уважают везде, поэта..... большой вопрос. И сам поэт эту логику общества понимает, но менять себя..... он нет. Не будет. Пусть по факту он мучается, и импульсивно ищет двери, страны, условия, где бы приятие его было высоченным, но верен себе и своему самолюбию.
Мне кажется что и у таких людей по Родине или языку тоски нет, слишком себя любят, лично себя. при чем тут Родина ? :-)

Тоскуют и горюют наверно те, кого затолкнули силой в отъезд, или просто человек не был уверен.
И при этом не был ни ученый, ни спортсмен (получивших ресширеные возможности вне Родины), ни ищущий причала признания и любви за сам факт существования в пространстве поэт.